aeshnik


Уменьшая скорость роста энтропии вселенной


Previous Entry Share Next Entry
Похождения бравого солдата Швейка
aeshnik
На прошлой неделе дочитал книжку. Пообсуждал с несколькими знакомыми: они читали ее довольно давно. Любопытно: никто не обращал внимания на то, что на книжку можно смотреть как на книжку про войну. Книжка и правда веселая. Если находиться в позиции лирического героя, то она здорово помогает игнорировать происходящий вокруг ад: чиновников разной степени разложения, невменяемых людей, забывших, что они люди и изображающих из себя жертву, которой только и нужно, что побыстрее умереть за кого-то или за что-то великое. Но ровно тогда, когда перестаешь смотреть на происходящее не через Швейка, понимаешь, что вокруг происходит лютый и бессмысленный ад. Всё в буквальном смысле трещит и рушится. А идиотизм Швейка проявляется исключительно в том, что он не становится бессмысленным бесцельным животным, жертвующим своей жизнью ради царя, продолжает верить людям и ведет себя в соответствии с принятыми в обществе нормами.

Но странно забывать, что же свидетельство: Гашек воевал, причем и с той, и с другой стороны. Это только благодаря непробиваемой позиции Швейка лютый ад кажется чем-то быстро проскакивающим мимо, смешным и неважным. Но если немного отставить в сторону позицию лирического героя и посмотреть на разбросанные по окрестностям конечности людей, голодающих и вшивых солдат, никакую медицину, то ничего веселого и мимолетного в этом не найдется. Да, книжка и правда не бьет по голове ужасами войны: она просто аккуратно рассказывает, насколько это отвратительно. Простое упражнение, которое помогает это понять, работает так: нужно перестать воспринимать происходящее через лирического героя или слова автора и поместить в ситуацию себя.
Вся Медзилаборецкая долина была разрыта и разворочена, словно здесь работали армии гигантских кротов. Шоссе за речкой было разбито и разворочено, поля вдоль него истоптаны прокатившейся лавиной войск. После частых и обильных ливней по краям воронок стали видны клочья австрийских мундиров. За Новой Чабиной на ветвях старой обгорелой сосны висел башмак австрийского пехотинца с частью его голени. Очевидно, здесь погулял артиллерийский огонь: деревья стояли оголённые, без листьев, без хвои, без верхушек; хутора были разорены. Поезд медленно шёл по свежей, наспех сделанной насыпи, так что весь батальон имел возможность досконально ознакомиться с прелестями войны и, глядя на военные кладбища с крестами, белевшими на равнинах и на склонах опустошённых холмов, медленно, но успешно подготовить себя к бранной славе, которая увенчается забрызганной грязью австрийской фуражкой, болтающейся на белом кресте.


Отдельного упоминания достойны методики промывки мозгов, которые заставляют замещать свою личность (цели, интересы) некоторой высшей сверхличностью (страной, начальником). Гашек не один раз показывает нам персонажей, которые всё ищут способ умереть покачественнее.
После десятичасового упорного боя итальянский король Альберт был вынужден уступить залитое кровью поле брани фельдмаршалу Радецкому — нашему «отцу солдатам», который на восемьдесят четвёртом году своей жизни одержал столь блестящую победу. И вот, дорогие мои солдаты, на горе перед покорённой Кустоццей маститый полководец останавливает коня. Его окружают преданные генералы. Серьёзность момента овладевает всеми, ибо — солдаты! — неподалёку от фельдмаршала лежит воин, борющийся со смертью. Тяжело раненный на поле славы, с раздроблёнными членами, знаменосец Герт чувствует на себе взор фельдмаршала Радецкого. Превозмогая смертельную боль, доблестный знаменосец холодеющей рукою сжимает в восторге свою золотую медаль. При виде благородного фельдмаршала снова забилось его сердце, а изувеченное тело воспрянуло к жизни. С нечеловеческим усилием умирающий попытался подползти к своему фельдмаршалу.
«Не утруждай себя, мой доблестный воин!» — воскликнул фельдмаршал, сошёл с коня и протянул ему руку.
«Увы, господин фельдмаршал, — вздохнул умирающий воин, — у меня обе руки перебиты. Прошу вас только об одном. Скажите мне правду: победа за нами?»
«За нами, милый брат мой, — ласково ответил фельдмаршал. — Как жаль, что твоя радость омрачена ранением».
«Да, высокочтимый вождь, со мною покончено», — слабеющим голосом вымолвил умирающий, приятно улыбаясь.
«Хочешь пить?» — спросил Радецкий.
«День был жаркий, господин фельдмаршал. Свыше тридцати градусов жары».
Тогда Радецкий, взял у одного из своих адъютантов походную фляжку, подал её умирающему. Последний одним большим глотком утолил свою жажду.
«Да вознаградит вас бог за это сторицей!» — воскликнул он, пытаясь поцеловать руку своему полководцу.
«Давно ли служишь?» — спросил последний.
«Больше сорока лет, господин фельдмаршал. У Асперна я получил золотую медаль. Сражался и под Лейпцигом, получил „пушечный крест“. Пять раз я был смертельно ранен, а теперь мне пришёл конец. Но какое счастье, какое блаженство, что я дожил до сегодняшнего дня! Что мне смерть, раз мы одержали победу и императору возвращены его земли!»
В этот момент, дорогие солдаты, со стороны лагеря донеслись величественные звуки нашего гимна «Храни нам, боже, государя». Мощно и торжественно прозвучали они над полем сражения. И прощающийся с жизнью воин ещё раз попытался подняться.
«Да здравствует Австрия! — исступлённо воскликнул он. — Да здравствует Австрия! Пусть вечно звучит наш благородный гимн! Да здравствует наш полководец! Да здравствует армия!» Умирающий ещё раз склонился к правой руке фельдмаршала, облобызал её и упал; последний тихий вздох вырвался из его благородной груди. Полководец с непокрытой головой стоял перед трупом одного из лучших своих солдат.
«Можно только позавидовать такой прекрасной кончине», — прочувствованно сказал фельдмаршал и закрыл лицо руками.


Думаю, важно почитать книжку в этом контексте тоже. Как противостояние человека, который никогда не забывает, что он человек (маленького человечка, да) и большой, бессмысленной и, строго говоря, не особо-то существующей штуки: например, разваливающейся страны в лице секретных агентов, полицейских, невменяемых военных начальников.






?

Log in

No account? Create an account