?

Log in

No account? Create an account

aeshnik


Уменьшая скорость роста энтропии вселенной


Виноватый потерпевший
aeshnik
Я давно подметил, что журнал у меня наполнен размыслениями по мотивам каких-то событий, которые со мной успели произойти, а осмыслить комичность (глупость, гениальность) ситуации я сумел довольно много времени спустя.

Вот представьте: вечер, зима, холодно. Вы хорошо провели время с друзьями. Выпили немного, чего уж там. Вам ехать домой нужно на электричке полчасика. И вот за вами приезжает поезд:


Вы (скорее всего, будучи в хорошем настроении, возможно, глупо для окружающих улыбаясь, вспоминаете какую-нибудь смешную шутку знакомого, сидевшего напротив вас за столом) находите себе место подальше от дверей (они же открываются на каждой остановке, а на улице холодно), устраиваетесь поуютнее и засыпаете. Вы уже сто раз ездили так домой, и каким-то чудесным образом сами просыпались за две минуты до своей остановки.

Так и в этот раз происходит. Вы выходите из электрички, но вдруг обнаруживаете, что у вас пропал сотовый телефон. Улыбка спадает с лица, в голове бьются за место обида, лица попутчиков, чувство вины за собственную невнимательность, злость, выгоняя насовсем хорошее после посиделок настроение. Вы точно знаете, что не могли его случайно потерять. Возможно, он слишком небрежно лежал у вас в кармане, выглядывая уголком с камерой. Как бы ни было, телефона больше нет.

И вот у меня вопрос. Кто в этом виноват?

У меня есть двое замечательных знакомых. Один, с которым я, к сожалению, уже давно (гораздо раньше, чем с другими ребятами; и это никак не связано с моим переездом) не виделся так часто, как бы мне хотелось. И другая, с которой я не виделся до сих пор почти никогда, и о чем довольно здорово жалею, немного надеясь на мизерный шанс, что ей попадется этот текст, она узнает в нем себя и не решит, что я очередной сумасшедший (а я, не будучи собой, решил бы именно так), а просто напишет что-то вроде: "Да, узнала", и смайлик поставит в конце. Эти двое состоят в некотором роде в родстве. И, услышав от первого о событии, которое я только что так неожиданно красочно для себя передал чуть выше, я совсем не обратил внимание на его оценку произошедшего. Мой друг описал всё это так, будто моя знакомая - вторая из перечисленных - виновата в случившемся. Тогда я совсем не придал этому значения, а вот недавно, вспоминая обоих, задумался.

Что должно произойти в голове у человека, чтобы в простой ситуации, когда совершено понятное преступление, винить потерпевшего? Я пытаюсь подойти к этому вопросу с разных сторон, но всякий раз у меня в голове загорается лампочка с текстом "Зачем?" В этом же нет никакого смысла. Ты, конечно, можешь не радоваться прошедшему вечеру, не позволить себе прислониться к стенке поезда и не уснуть с улыбкой на лице. Можешь сделать хмурую мину и смотреть на всех с подозрением. Да, правда: еще ты можешь понастроить везде заборов, металлоискателей понаставить на входе в каждый общественный туалет. Но воров-то от этого меньше не станет.

Впрочем, есть у меня одна догадка. Все мы, как мне кажется, в известном смысле рациональные ребята. Если нам понятно, что чего-то сделать нельзя, мы на подсознательном уровне не будет такую возможность рассматривать как возможность. Видимо, у моего друга довольно прочно зашито в голове, что воруют, воровать будут, а воров никто искать не станет. Лавки, у которых на вывеске написано "Мясо", мяса давно не продают (которые должны искать воров, давно их не ищут), а изменить эту ситуацию мой друг не считает никак возможным. Остается только одно направление - потерпевший.

Талеб вот говорит, что не надо ни о каком высоком думать, что будет всё хорошо как в Швейцарии, нужно просто потихоньку подкручивать. И Поппер (которого Талеб, похоже, не любит) тоже говорил, что потихоньку подкручивать надо. Но, как тот же Талеб замечает, отсутствие чего-то еще не означает автоматически наличие противоположного. Да: грандиозных социальных экспериментов никто уже не проводит. Но их отсутствие не означает наличие этих самых постепенных целенаправленных изменений. И, возвращаясь с этого гипотетического уровня в голову простого человека, странно ожидать, что они произойдут, если в традициях, которые так любит Талеб, зашито ничего не менять и ждать, пока произойдут грандиозные социальные эксперименты. Такие штуки из головы никак иначе, чем размышлениями о высоком, не вытравливаются, как мне кажется.